Партнер юркомпании: 85% денег, выведенных в офшоры, возвращаются в Украину

Юридическая компания » Публикации » 2012 » Партнер юркомпании: 85% денег, выведенных в офшоры, возвращаются в Украину

Куда из Украины выводятся деньги через оффшоры, почему Кипр является самым крупным инвестором средств в нашу страну и представители каких отраслей украинской экономики регистрируют большинство оффшорных компаний порталу Delo.ua рассказал управляющий партнер Campio Group Денис Осипенко.

Что изменится в отношениях Украины и Кипра, почему украинцы хотят открыть офшор и где лучше основывать компанию, чтобы привлечь иностранного инвестора, а также о многом другом Delo.ua беседовало с Денисом Осипенко, партнером компании Campio Group

Денис, ваша компания специализируется на том, что оказывает юридическую поддержку при регистрации компаний и открытии счетов за рубежом. Насколько изменился спрос на ваши услуги после выборов?

Последствия выборов не могут проявить себя в полной мере за такой короткий период времени, поэтому преждевременно говорить об их влиянии на спрос в юридических услугах, касающихся регистрации офшоров и открытия счетов за рубежом. Но заметно, что в последние годы такой спрос непрерывно растет. Причины очевидны — нестабильная политическая и экономическая ситуация плюс незащищенность бизнеса. Украинский предприниматель опасается остаться у разбитого корыта после очередной смены власти. Поэтому бизнесмены пытаются вывести владеющую (холдинговую) компанию за рубеж. Кроме того, многие стараются подготовить легальные пути для защиты своих активов и переезда из Украины на случай революции, переворота, или другой критической ситуации в стране.

Получается, что украинцы открывают компании за границей в первую очередь, чтобы защитится от рейдерства, а не для налоговой оптимизации?

Да. Если три-четыре года назад главной целью наших клиентов была оптимизация налогообложения, то сейчас люди приходят, чтобы сберечь свои активы. И оптимальным способом защиты бизнеса они видят именно в выводе за рубеж корпоративных прав собственной компании.

Эта тенденция прослеживается только с сегменте крупных предприятий или представители МСБ тоже стараются себя обезопасить с помощью вывода корпоративных прав?

Действительно, раньше за рубеж "выехать" пытался только крупный бизнес. Сейчас же каждый второй бизнесмен "среднего звена" владеет, как минимум, одной зарубежной компанией. Если же говорить о представителях крупного бизнеса — то сегодня каждый из них не понаслышке знает, что такое регистрация офшорных компаний, владея, как минимум, несколькими иностранными компаниями.

С какой еще целью компании выводят средства за рубеж?

Чтобы ответить на этот вопрос сначала нужно разобраться в дефинициях. Украинская общественность воспринимает офшоры, как инструмент для вывода средств за границу. Но давайте посмотрим, что происходит с этими средствами дальше.

Крупнейшим инвестором Украины является Кипр. Территория ее не является офшором, — это низконалоговая юрисдикция. Хотя для обывателя особой разницы нет. Только почему никто не говорит, что если человек, заработавший деньги в Украине, выводит их на Кипр, то потом они в виде инвестиций возвращаются в Украину! Вкладывая средства в украинскую экономику, вы действуете в статусе иностранной компании, чувствуя себя намного увереннее, потому что инвесторы из Кипра защищены европейским законодательством.

Исходя из этого, говорить, что такие компании "выводят средства за рубеж" с помощью офшоров, я бы не стал. 80-85% этих денег все равно повторно возвращаются в Украину. Ведь украинцы, с которыми мы работаем, связывают свое будущее с Украиной. Для этого им нужно быть уверенными в безопасности своего бизнеса, а украинское правовое поле такую уверенность на данный момент не внушает.

Компании каких секторов активнее всего пользуются вашими услугами?

Последние несколько лет наблюдается гиперактивность в секторе информационных технологий (ИТ). Сегодня это самая непонятная для регулирующих органов сфера. Если финансовые операции ведутся в Интернете то, в принципе, трудно понять, в какой стране этот бизнес ведется и как его контролировать. Такое положение дел привлекает избыточное внимание фискальных органов. Поэтому механизм использования нерезидентов и офшоров очень востребован в ИТ-секторе. Причем не только в украинском.

В ЕС все чаще поднимается вопрос об урегулировании местонахождения ИТ-бизнеса. Но как его урегулируешь, если сайт зарегистрирован в Голландии, сервера находятся в Германии, авторские права зарегистрированы в Испании, а место совершения сделки вообще невозможно идентифицировать. Сами разработчики ПО рассказывают, что три года назад ЕС принял ряд регулирующих директив, но за это время произошел такой скачок в использовании "облачных" технологиях, что сервер как таковой нигде не базируется, и определить, где ведется сам бизнес, тоже невозможно. Сейчас ЕС готовит очередные директивы, а ИТ-рынок в это время обживает офшоры и низконалоговые юрисдикции.

Кто еще ярко выраженный потребитель ваших услуг?

Люди и компании, структурирующие свой бизнес и создающие холдинги. Когда есть несколько направлений бизнеса, собственники стараются создать холдинговую компанию и вывести ее за рубеж. И, конечно же, импортеры. Им нужно работать с внешними поставщиками, например, китайская компания никогда не будет работать напрямую с украинской. При этом китайцы прекрасно сработаются с гонконгской компанией, пусть даже ее владельцем будет Иван Иванович Иванов.

То есть, чтобы работать с иностранным инвестором либо поставщиком, обязательно иметь компанию за границей?

В подавляющем большинстве случаев. Европейцы, американцы, китайцы — все боятся работать с украинским бизнесом напрямую. Они прекрасно понимают, что у компании Х, открытой в Британии — украинский собственник, но их успокаивает, что эта компания работает по британскому законодательству, номинально они заключают договор с английской компанией. Что там дальше делает эта компания — дело десятое. Их совесть чиста.

Кроме Кипра, какие еще страны популярны у украинских предпринимателей?

Давайте не будем забывать, что существуют низконалоговые зоны, юрисдикции с льготным налогообложением и классические офшоры. Кипр не является офшором с 2004 года. Среди низконалоговых юрисдикций самым популярным однозначно является Кипр, среди льготных — Великобритания.

Что же касается классических офшоров, то с точки зрения популярности сложно кого-то 
выделить — они разнятся только стоимостью. Сейшелы, Белиз и Британские Виргинские 
острова — это классические офшоры, которые одинаково пользуются спросом в Украине.

Какие риски существуют для клиента, решившего воспользоваться офшором?

С офшорными схемами работают во всем мире. Их использование ни в коем случае не является преступлением или нарушением, если этот механизм оформлен в рамках действующего законодательства. К примеру, в Украине закон официально позволяет получить лицензию на открытие иностранных счетов или инвестирование средств за рубеж. И многие получают эти лицензии, так как хотят жить в Украине и в то же время владеть иностранной компанией. Поэтому все зависит от самого клиента. Если вы хотите все сделать законно — украинским законодательством такая возможность предоставляется. Если же клиент хочет где-то обойти закон, то мы в этом не участвуем — он делает все это сам, на свой страх и риск. И в конечном итоге он, вероятнее всего, не избежит неприятностей.

Можно ли ожидать законодательного "закручивания гаек" в этой сфере?

Уже несколько месяцев муссируются слухи, что правительство собирается ограничить работу украинских компаний с офшорами. Думаю, это будет решение "для галочки", потому что напрямую с офшорами в Украине никто не работает — есть налоговые ограничения, которые нивелируют всю выгоду от такой схемы. С другой стороны, ну не может же Кабмин запретить работать с Великобританией, на территории которой действует льготное налогообложение? Это будет просто смешно. Поэтому вряд ли что-то существенно изменится.

Что еще хотят изменить — там, где с Кипром были нулевые ставки, может быть введен 5-10% налог. Полного текста соглашения с Кипром еще нет, поэтому сложно говорить о конкретных изменениях. Понятно, что государство таким образом работает на увеличение бюджета, да и обсуждалось это почти десять лет, поэтому, скорее всего, такую норму введут. Хотя я не думаю, что даже при увеличении налоговых ставок Кипр потеряет свою популярность. Заплатить 5-10% налога на Кипре все равно выгоднее, чем выдержать налоговое давление в Украине. Кипрский налоговый сбор с роялти, процентов и дивидендов все равно будет ниже украинского.

А в Европе?

Нужно понимать, что классические офшорные зоны, например Британские Виргинские острова, только с этого и живут. Там нужно каждый год выплачивать фиксированный налог, и его платит множество компаний, количество которых постоянно растет. Этим юрисдикциям абсолютно не резонно ужесточать требования. Да, мировое сообщество давит на них, они частично открывают реестры, но это все такие формальности…

Великобритания, например, заинтересована в инвестициях. Сейчас в этой стране собираются понизить ставку налога для нерезидентов, чтобы перехватить денежный поток из других офшоров и низконалоговых зон. Вдумайтесь, почему Кипр держит самые минимальные ставки? Потому что это привлекает к ним инвестиции. Поэтому предпосылок для существенного ужесточения с европейской стороны я не вижу. Да, ужесточаются требования к банкам по раскрытию информации, да все чаще "просыпается" финмониторинг, но до конца эту дверь никто не закрывает.

Есть ли среди ваших клиентов физлица?

В последнее время к нам обращается все больше физлиц. В первую очередь, чтобы открыть счет за рубежом, потому что люди торгуют в интернете, играют в интернете, делают в сети какие-то небольшие стартапы. Но если они откроют счет в украинском банке и получат там карточку, то рассчитаться ею они еще смогут, но вот получить на нее деньги из международных платежных систем физлицу будет очень проблематично. В мире сейчас насчитывается до 8 тыс. альтернативных платежных систем, но платить на украинский счет никто из них не будет. Поэтому физлицам приходится открывать счета за рубежом.

Но в данном случае мы говорим о текущих счетах, которые клиенты используют для ведения бизнеса. А есть ли желающие просто открыть депозит и копить на старость где-нибудь в Швейцарии?

Нет, мало кто из наших сограждан, привыкших к доходу определенного уровня, согласен положить в иностранный банк деньги под 1,5%, максимум 3% годовых. Приумножить капитал в Швейцарии сейчас точно не получится. Сегодня некоторые швейцарские банки не то, что не выплачивают проценты, а берут их за хранение денег клиентов. То есть, положив миллион, через год вы получите 980 тыс. Вам гарантируют сохранность денег, а не плату за них. Банки в Прибалтике, например, сейчас тоже жалуются на переизбыток денег — им некуда их вкладывать. Поэтому они будут уменьшать ставки. При том, что они и сейчас от 1,45%! Так что деньги на депозиты за рубежом мало кто выводит, и это должны быть очень крупные суммы, в работе с которыми действительно важна сохранность.