Погоня за честной ценой

Юридическая компания » Публикации » 2013 » Погоня за честной ценой

Юрист Campio Group Людмила Громьяк прокомментировала журналу Эксперт очередную инициативу украинских законодателей - законопроект о трансфертном ценообразовании.


Погоня за честной ценой    

ТРАНСФЕРТНОЕ ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ

Закон о трансфертном ценообразовании рискует опустошить карманы крупного бизнеса и толкнуть его на поиск новых схем уклонения от налогов

После первой попытки украинских властей закрыть отечественным бизнесменам доступ к офшорам прошло около полугода. В ноябре 2012-го между Украиной и Кипром была подписана конвенция об избежании двойного налогообложения и противодействии уклонению от уплаты налогов на доходы, обязывающая с 2013 года предпринимателей обоих государств платить налоги в соответствии с налоговым законодательством страны-источника прибыли (см. «Офшорная лавочка закрывается»).

Кроме того, Кабинет министров Украины предложил облагать налогом операции отечественных компаний с субъектами, зарегистрированными в офшорных зонах, 12-процентным сбором на государственное пенсионное страхование, средства от которого будут перечисляться в Пенсионный фонд.

По состоянию на 1 января нынешнего года украинцы инвестировали в экономику других стран в общей сложности 7,1 млрд долларов, из которых около 90% приходится на злополучный Кипр (см. «Расплата за деофшоризацию»). Это официальные данные Госстата, а по подсчетам министра доходов и сборов Александра Клименко, в офшоры из нашей страны уходит сто миллиардов гривен ежегодно. «Через третьих лиц (посредников) поставляется 52,4 процента экспортируемых из Украины товаров. Из них 13,8 процента проходит через офшорные зоны», — говорит Клименко.

Понимая, что двусторонними соглашениями столь масштабный отток капитала не остановить, правительство решило идти широким фронтом, инициировав в марте изменения в Налоговый кодекс, касающиеся трансфертного ценообразования. «Этот законопроект сделает невозможной утечку капитала из страны из-за разницы цен», — заявил тогда премьер-министр Николай Азаров.

В середине апреля парламентский комитет по налоговой и таможенной политике рекомендовал этот документ к принятию Верховной Радой. Суть законопроекта сводится к тому, что операции между связанными лицами, как в пределах Украины, так и с контрагентами, расположенными в офшорных зонах, будут находиться под особым надзором. Правительственная инициатива фактически является толкованием статьи 39 Налогового кодекса, которая определяет порядок применения так называемой обычной (справедливой) цены. «Внедрение системы трансфертного ценообразования направлено на борьбу с одним из самых масштабных способов минимизации налогообложения, в результате чего бюджет ежегодно недополучает 20–25 миллиардов гривен», — сообщил Василий Борденюк, руководитель Главного научно-экспертного управления аппарата Верховной Рады.

Но пока чиновники радуются будущим барышам, бизнес усиленно ищет пути обхода грядущих ограничений.

По стопам соседей

Трансфертное ценообразование позволяет осуществлять сделки по ценам, которые отличаются от рыночных, чтобы минимизировать базу налогообложения. «Например, дочерняя компания реализует свою продукцию материнской структуре по себестоимости. Материнская компания работает в стране, где установлены низкие ставки налогообложения, продает продукцию конечным потребителям и платит налоги по ставкам страны пребывания, что позволяет достичь уменьшения в конечном итоге общей суммы налога», — объяснила исполнительный директор адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Светлана Савченко.

По информации Миндоходов, разработчики украинского законопроекта пользовались европейским, казахстанским и российским опытом (в России аналогичный закон заработал с 2012 года), но при этом нанизали несколько своих норм (см. «Налоговый ремонт»).

В Украине предлагается установить контроль трансфертного ценообразования по трансакциям, объем которых с каждым контрагентом превышает 50 млн гривен в год (изначально речь шла об обороте в десять миллионов гривен). При этом под особое внимание попадают связанные лица, а также компании, хотя бы одна из которых зарегистрирована в стране, где ставка налога на прибыль на пять и более процентных пунктов меньше, чем в Украине.

Кабмин будет выявлять трансфертные схемы, контролируя цены и рентабельность. В первом случае эксперты будут прибегать, очевидно, к методу сравнения цен при продаже аналогичных товаров или предоставлении аналогичных услуг. Во втором — прибавляя к расчетной рентабельности обычную для соответствующего сегмента норму прибыли и административно-логистические расходы.

«Если налоговики рассчитали рыночную цену, и она более чем на 20 процентов отличается от той, что указана в сделке, то это повод для разбирательства и проверки. Для сельского хозяйства, химии и металлургии вилка меньше — пять процентов (согласно переходным положениям законопроекта, она вступит в силу с 2018 года. — ”Эксперт”). А значит, и контроль будет жестче», — говорит советник генерального директора рейтингового агентства «Кредит-Рейтинг» Алексей Капустинский. Причем Кабинет министров наделяется правом ограничивать процентный диапазон отклонения цены отдельно для каждой товарной позиции и расширять перечень самих товарных позиций.

Насколько цена реализуемых товаров или услуг отличается от рыночной, изначально должен высчитывать сам налогоплательщик. Он до 1 мая года, следующего после отчетного, делает перерасчет налогооблагаемого дохода, уплачивает требуемую сумму налога и подает все необходимые документы в Министерство доходов и сборов.

Лазейка для своих

«В документе слишком много недостатков. Начиная от истерически быстрых темпов введения, огромных объемов охвата, исключений для самих офшорных производств, неготовности налоговой для работы с такими огромными объемами информации и заканчивая отсутствием поддержки со стороны ключевых министерств — финансов и экономразвития», — подчеркнул бывший правительственный секретарь Виктор Лисицкий.

В правительственных кулуарах поговаривают, что представители финансово-промышленных групп и корпораций, мягко говоря, недовольны документом. Вполне логично, что именно на крупный бизнес и придется основной удар.

Предлагаемые законом санкции достаточно жесткие. Так, за неподачу отчета по контролируемым операциям предусмотрен штраф в размере пяти процентов от суммы сделки; аналогичный штраф будет взыскиваться за неподачу копий первичной документации, которая подтверждает ту или иную трансакцию. При минимальном обороте, который попадает в зону внимания (50 млн гривен), минимальный штраф составит 2,5 млн гривен.

«Для реализации этого закона нет нормативно-технической базы. Ведь необходимы специальные штатные единицы для постоянного мониторинга операций на предмет их подпадания под трансфертные нормы, для взаимодействия с государственными органами по предоставлению первичной документации, подачи специальной отчетности, согласования цен», — говорит юрист международной юридической компании Campio Group Людмила Громьяк.

Профильный комитет во главе с Виталием Хомутынником, утверждая законопроект 17 апреля, предложил применять его нормы с 2014 года, а также ввести мораторий на проведение проверок и взыскание штрафов сроком на два года. «В международной практике, в частности в России, установлен мораторий на полное освобождение от штрафов на два года, а на следующие три года штрафы уменьшаются на 20 процентов», — сообщил Хомутынник. А Александр Клименко заявил, что его министерство готово отказаться от обязательного предоставления копий первичных документов по операциям, но хочет оставить за собой право требовать их в случае необходимости.

Любопытно, что в законопроекте не прописано, как именно будут определяться те самые «обычные цены». По идее этим должен заняться Центр мониторинга товарных рынков, созданный при Министерстве доходов и сборов, но закон прямо это не оговаривает. «Я полагаю, что источники информации для определения рыночных цен в трансфертных операциях нужно конкретизировать. Необходимо использовать общедоступную информацию, то есть данные бирж, цены аукционов, чтобы не случилось так, что цена будет определяться чиновниками», — считает Виталий Хомутынник.

Перечень офшорных территорий, на операции с которыми будет распространяться контроль трансфертного ценообразования, должен утвердить Кабинет министров. «Мы принципиально настаиваем на том, чтобы контроль трансфертного ценообразования касался операций со всеми низконалоговыми территориями, того же Кипра или Швейцарии, а не только с теми, которые официально признаны офшорами», — подчеркнул Александр Клименко.

Автор: Павел Харламов

По материалам журнала Эксперт