Налоговое планирование с использованием оффшорных компаний

Юридическая компания » Публикации » 2008 » Налоговое планирование с использованием оффшорных компаний

Налоговое планирование на сегодняшний день является необходимым инструментом современного бизнеса, ведь странам СНГ в наследство от Советского Союза досталась правовая система, «презирающая» предпринимательство и тенденция к неоправданному осложнению налогового законодательства. Именно поэтому, стремление к использованию налогового планирования исходит не из алчности (как принято считать), а из необходимости рационального использования активов, и что немаловажно, времени.

Что мы имеем?

В конце 2007 года Украина, в соответствии с исследованием международной программы «Удобство ведения бизнеса», заняло «почетное» второе место в рейтинге государств с самой сложной налоговой системой в мире, уступив лишь Белоруссии. И неудивительно, несмотря на вполне умеренное для европейского государства налоговое давление в 57.3% (в среднем), на оформление и уплату всех 99 налогов необходимо затратить почти 2 100 рабочих часов, т.е. в совокупности 260 рабочих дней. Проблема стоит не только в ресурсоемкости выполнения всех налоговых требований, а и в невероятной сложности налоговой системы. Ведь можно не только уплатить лишние сборы (на чем порой настаивает отечественная налоговая служба), но и пропустить, не учесть или неверно оформить тот или иной налог, что влечет за собой и штрафные санкции и долгие, затратные судебные разбирательства.

Но, если за планирование налогообложения возьмется специалист, то грамотно проанализировав деятельность компании, ее партнеров и основные активы, станет возможным создание оптимальных и абсолютно законных схем как финансовой, так и правовой структуры деятельности предприятия в рамках национального законодательства, что позволит снизить совокупное налоговое давление на 10-15%.

К сожалению, эффективность описанного метода ограничена, ввиду неотвратимости налогового бремени, монопольно установленного украинским законодательством. Поэтому рациональный бизнесмен выберет другое законодательство.

История

Слово «оффшор» появилось в конце XIX века, когда над Британской империей не «заходило солнце» в буквальном смысле. При перемещении капиталов из колоний в метрополию, после уплаты всех колониальных налогов, законодательство империи обязывало субъектов уплатить дополнительно и все британские, значительно осложняя международную торговлю. Обнаружив золотую жилу в таком экономическом казусе, правительство ряда колоний упразднило валютный контроль и значительно снизило налоги на подчиненных им землях, привлекая иностранный капитал, и не вовлекая в финансовые потоки Англию. Такие юрисдикции назывались «оффшорными» потому что являлись деловыми центрами «вне берегов» Британии. Одной из первых стран, прибегнувших к описанной практике, стал Гибралтар, до сих пор продолжающий быть традиционным и престижным оффшорным центром.

На сегодняшний день оффшорные компании являются неотъемлемой составляющей международного бизнеса. Даже транснациональные корпорации: например Nestle, Microsoft и Bosh, используют оффшорные компании, как важный концентратор финансовых потоков, исходя лишь из принципа «зачем платить больше?».

Ингредиенты

Практика сегодняшнего международного налогового планирования разделяет юрисдикции на безналоговые (классические оффшоры) и низконалоговые.

Безналоговые юрисдикции, как правило, организовываются в небольших островных государствах, практически лишенных ресурсов, кроме белоснежного песка, пальм, туристов под пальмами и государственного суверенитета. Собственно суверенитет и становится основным источником дохода государственной казны. Ни одно государство не вправе вмешиваться во внутренние дела (в частности в налоговое законодательство) другого государства, что дает странам-«налоговым гаваням» законодательно разрешить создание освобожденных от налогообложения субъектов хозяйственной деятельности (как правило, такие субъекты называются International Business Company или IBC). Требований к обороту, уставному капиталу, физическому присутствию, бухгалтерскому учету и транзакциям таких компаний нет. Для деятельности им необходимо лишь воздержаться от присутствия на внутреннем рынке государства и своевременно оплатить одноразовый  регистрационный и фиксированные ежегодные платежи. Классическими примерами безналоговых юрисдикций являются: Белиз, Британские Виргинские Острова и Панама.

Низконалоговые юрисдикции обычно создаются во вполне развитых странах, и без того находящихся в вихре финансовых потоков. В таких юрисдикциях, как правило, обязательна ежегодная отчетность и действуют относительно невысокие налоги на прибыль. Создание удобного финансового климата нацелено на увеличение капиталооборота, и привлечения иностранных инвестиций. Компании, зарегистрированные в таких юрисдикциях, вызывают большее доверие со стороны контрагентов и банковских структур, чем классические IBC. Государства с низконалоговой юрисдикцией стремятся к заключению широкой сети договоров об избежании двойного налогообложении, что делает их привлекательными для размещения управляющих структур холдингов и учреждения трастов. В той или иной мере к низконалоговым юрисдикциям можно отнести Ирландию, Мальту, ряд штатов США (например, Невада, Делавэр и Вайоминг) и, несомненно, Кипр.

Так работать проще

Во время организации международной схемы следует учитывать специфику оптимизируемой деятельности, основных партнеров и крайне нелояльного украинского налогового законодательства. Для эффективной налоговой оптимизации, необходимо грамотное сочетание в одной схеме классических оффшорных компаний и компаний зарегистрированных в низконалоговых юрисдикциях. Максимально благоприятную и удобную схему могут разработать лишь компетентные юристы-международники, основываясь на подсчетах специалистов международной экономики.

Самые простые схемы, как правило, включают оффшорную компанию, принадлежащую одному из деловых партнеров (бенефициару), как посредника или контрагента в хозяйственных отношениях. Такой субъект, искусственное звено в цепочке правоотношений, дает возможность оперативно распоряжаться любыми финансовыми активами, так как лишен валютного контроля со стороны государства, без дополнительных пошлин получать роялти и дивиденды, снижать договорную стоимость импортируемых в Украину поставок и, в ряде случаев, пользоваться сетью конвенций об избежании двойного налогообложения.

Возможность иностранных компаний быть участником или владельцем компаний-резидентов Украины намного упрощает покупку и продажу действующего бизнеса и недвижимости, избегая государственных проверок, регистраций, учетности (более того de jure, грамотно оформленные сделки государство даже не отслеживает).

Сложные схемы предоставляют возможность оптимизировать деятельность компаний, представленных в нескольких государствах, организовать деятельность холдингов, предоставить анонимность реальным владельцам предприятий, скрывать аффилированность субъектов и, в ряде случаев, даже защищаться от рейдерских атак.

И это не говоря об освобождении от налогообложения!

Но могло быть еще проще

Дабы добавить ложку дегтя в бочку сладкого меда преимуществ оффшорных компаний следует напомнить, что содержание иностранного юридического лица, его расчетного счета, оплата услуг специалистов обслуживающих компанию и консультантов, разрабатывающих схемы отношений, требуют ощутимых затрат. Но, мировая практика установила, что в случае превышения налоговой нагрузки на прибыль до отметки в 16%, оптимизация налогообложения с участием оффшорных компаний становится рациональной.

Вторую ложку дегтя приготовил украинский законодатель. Известно, что национальное законодательство в своем стремлении удержать финансы от утечки, отличается своеобразной паранойей. Вместо привлечения иностранного капитала в украинскую экономику, законодатель стремится усложнить внешнеэкономические правоотношения для резидентов Украины. Для этого был составлен черный список юрисдикций (перечень оффшорных зон), введен валютный контроль, налог на репатриацию. Более того, существует практика налоговых служб обвинять в составлении фиктивных договоров и жесткая позиция относительно аффилированных компаний.Перечисленные неудобства не делают оффшоры менее привлекательными, но лишь добавляют национальной специфики в их использование, например, практически для каждого оффшорного предприятия, для избежания излишнего любопытства украинских налоговых структур, требуется учреждение компаний-представительств или посредников в государствах, не значащихся в черном списке и использование услуг номинальных директора и владельца (т.е. номинальный сервис). 

Анатомия оффшорной компании

Оффшорная компания - это юридическое лицо, учрежденное в соответствии с законами государства пребывания. Компания регистрируется местными профессиональными юристами, так что ни в Гонконг, ни в Панаму к счастью лететь не придется. За определенную плату компании предоставляется юридический адрес. Для сохранения анонимности реальных владельцев компании и разрыва юридической связи с владельцем и его другими компаниями, используются услуги реально существующих, но не имеющих полномочий управлять компанией (то есть номинальных) директора и акционера. При этом настоящий владелец управляет компанией и ее счетами на основании генеральной доверенности, подписанной директором.Чтоб избежать перехвата контроля над компанией директором и акционером (особенно если это одно и то же лицо), и обезопасить деньги на расчетном счету, на руки владельца компании выдается заявление о добровольном увольнении директора и трастовая декларация, подтверждающая то, что акции, лишь доверены номинальному акционеру, а владеет ими реальный владелец. Налоговую службу посвящать о факте наличия указанной документация в компании не следует.Подобная структура позволяет владельцу свободно управлять и распоряжаться активами компании так, как будто он сам директор компании, оставаясь при этом абсолютно анонимным. 

Престижные низконалоговые юрисдикции

Некоторые, нехарактерные юрисдикции объединяют престиж респектабельной страны с удобством для налогового планирования. Среди них:

Великобритания. Должно быть исторический урок с неоправданным двойным налогообложением пошел англичанам на пользу. Законодатель не только позаботился о создании разветвленной сети налоговых конвенций, но и сделал ряд организационно-правовых форм компании налогово-прозрачными, а именно LLC и LLP. В случае если такая компания не ведет деятельности на территории Британии, и не имеет прибыли, то она не облагается налогами в принципе. Если учредителем LLC или LLP является компания в безналоговой юрисдикции, то деятельность такой связки пользуется престижем британской компании в сочетании с налоговым климатом классического оффшора. Единственная негативная черта описанной связки – ее высокая стоимость.

США. Как ни странно, даже американцы, считающие неуплату налогов, более опасным преступлением, чем контрабанда оружия, задумались о создании ряда низконалоговых зон на своей территории. Среди них уже упомянутые Невада, Делавэр и Вайоминг. Мало того, что в этих штатах уменьшенная налоговая нагрузка, в Неваде и Вайоминге, в отличие от других штатов, применим номинальный сервис. Американские оффшоры весьма эффективный инструмент для ведения бизнеса на территории США. Хотя регистрация оффшорной компании в США не лишена негативных черт. Во-первых,  американское законодательство априори не обеспечивает полную анонимность. Во-вторых, целый ряд банков (например, практически все латвийские) откажутся открывать расчетный счет американской компании.

Кипр, как оффшорный центр, пользуется большой популярностью среди предпринимателей, при этом не являясь «оффшорной гаванью», Налогообложение низкое, хотя это не единственное преимущество.  Для международного бизнеса важна стабильная правовая и финансовая система, личная безопасность; законодательство, обеспечивающее достаточную конфиденциальность деловой активности; доброжелательное отношение властей; высокий уровень профессионализма местного персонала и широкие международные связи. Все это может предложить Кипр с его удачным географическим положением практически в центре Средиземного моря.

Налогообложение – самое низкое в Европе, пассивные доходы компаний, вроде диведендов роялти или выплат по банковским процентам в значительной степени освобождены от налогов.

Компаниям, зарегистрированным на Кипре, в отличие от компаний нерезидентов, намного проще и удобней открывать и распоряжаться расчетными счетами в кипрских банках, давно показавших свою надежность и респектабельность. А для бизнеса на территории СНГ, они особенно привлекательны, так как их персонал владеет русским языком и банки не понаслышке имеет представление о российском и украинском бизнесе, при этом его не боятся.

Привлекательной для бизнесмена может оказаться возможность получения вида на жительство на Кипре, в случае наличия достаточно большой резидентной компании.

Резюме

Из всего вышеописанного ясно, что оффшоры давно перестали быть «стиральной машиной» для отмывания денег и классические «налоговые гавани» плавно сходят на нет. В мире становиться популярным платить налоги не потому, что государство стоит с дамокловым мечем над головой у налогоплательщика, а потому, что сейчас между бизнесом и государством появляются взаимовыгодные отношения. Ведь проще уплатить необходимые платежи, если их уплата стоит меньших усилий и средств, чем поддержание иностранной компании. Но, не смотря на то, что в мировой практике укрытие от налогов уже плавно перестает быть основной целью построения международных схем, украинская правовая система не приемлет никакой толерантности. Наличие валютного контроля, непредсказуемые действия Национального Банка и предвзятость налоговых служб, просто требует того, чтоб часть капиталов была сохранна, мобильна и подвергалась минимальным посягательствам государства. Для этого и используется международное налоговое планирование.

Грамотная, разработанная профессионалами оффшорная структура не только значительно уменьшит налоговые отчисления, заменив их лишь затратами на стоимость поддержки аффилированых компаний, практически не зависимую от их прибылей и оборотов, но и даст дополнительный толчок вашему бизнесу к мобильности и привлекательности для партнеров.

С уважением,

Владимир Кочетков,

Юрист международного департамента Campio Group.

Источник: Building 01-02(22) январь-февраль 2009